Все, система больше не работает

nedarm (1)

Лукашенко сильно ошибся с народом.

Утром 26 октября около полусотни механизаторов и водителей сельхозпредприятия «Кривск» Буда-Кошелевского района Гомельской области отказались начинать работу и рассказали о своих зарплатах в $25 и невыносимых условиях труда.

Как позже оказалось, Лукашенко в это время уже отдыхал в теплых Арабских Эмиратах, так и не сообщив никому о целях своего визита.

Какие выводы можно сделать из ситуации и в других регионах Беларуси и почему власти ведут себя так, словно их это не касается? На этот и другие вопросы Charter97.org ответил представитель Белорусского Национального Конгресса в Слониме Виктор Марчик.

— Водители и механизаторы в Кривске из-за зарплаты в 25 долларов отказались выходить на работу и объявили забастовку. Как вы это прокомментируете?

— Хочу сказать, что события на Гомельщине – важный симптом. Ведь как построена система труда в нашей стране? Работников нарочно перевели на контракт, чтобы держать на «коротком поводке» и не давать возможности взбунтоваться, даже если нечем платить зарплату. Руководители предприятий получили в руки мощный «кнут» — право не продлевать контракт с работниками. И худо-бедно это работало до настоящего времени.

А вот бунт на Гомельщине показал: все, система больше не работает. У рабочих в Беларуси появились три важных союзника – голод, холод и нищета. Эти три союзника сделали так, что страха перед непродлением контракта уже не осталось. Какой может быть «контракт»? Наша мизерная зарплата недостойна называться этим словом. Само слово зарплата теперь звучит как «забастовка»!

А когда эти три союзника – голод, холод и нищета – постучат в дверь каждого предприятия, тогда все последуют славному примеру механизаторов и водителей Гомельщины. Все идет к тому, чтобы забастовка вспыхнула на всю страну.

— Вы говорите, что пока еще многие держатся за контракт. Но вот вчера Минфин опубликовал интересную статистику: с 2010 года количество тех, кто получает минимальную пенсию, выросло в пять раз. Есть ли смысл так держаться за работу, чтобы потом получать такую пенсию?

— Понятно, что власти пытаются максимально «урезать» от пенсионеров и сэкономить деньги для себя. Это – прямое следствие их многолетней экономической «политики». Если экономика практически обанкротилась и денег нет – надо же их откуда-то взять. Поэтому я не удивлен, что количество получателей минимальной пенсии выросло в пять раз. Скажу больше: это цифра будет расти.

Сейчас в обществе есть еще слои «привилегированных пенсионеров» — бывшие военные, пенсионеры МВД. Но, я думаю, государство со своими «ножницами» доберется и до них. И тогда они узнают, что чувствуют люди, которые по 40 лет проработали на предприятии и получили минимальную пенсию.

Может быть, военные и милиционеры не поверят мне сейчас, но ситуация в экономике просто беспросветная. Поэтому очередь дойдет и до них, будьте спокойны.

— В то время как бастуют рабочие сельхозпредприятий и все больше людей скатываются в «пенсионную ловушку», Лукашенко уже неделю отдыхает в ОАЭ. Хочется спросить – за чей счет банкет?

— Понятно, что не за его счет. Каждый раз, когда он выступает по телевизору и говорит: «Я стараюсь для народа» — я хочу задать ему вопрос: «А кого же ты считаешь народом?»

Если ты считаешь «народом» себя и свое окружение – тогда все понятно. А если ты считаешь народом тех людей, который нон-стоп работает на предприятиях и в полях, тогда задай себе вопрос: что же ты в конце концов делаешь? Почему этот народ говорит тебе «Баста!» и «Надоел!»?

Но судя по тому, что Лукашенко решил хорошо провести время на курорте, он считает «народом» себя и своих ближайших «прихлебателей». Но время покажет, что он очень сильно ошибся в определении «народа».