«Тунеядцы 2.0»: Протесты неизбежны

untitled_1_of_1_-25 (1)

Разделение на «касты» по доступу к социальным услугам до добра не доведет.

Пару лет назад одна моя родственница сломала ногу. Перелом был сложный, она провела немало времени в больнице. А когда вышла – конечно же, нужна была реабилитация. Для того, чтобы плотнее заняться своим здоровьем, она ушла с работы. А когда пришла в поликлинику, узнала, что бесплатные реабилитационные процедуры полагаются только работающим гражданам. А ей – за деньги.

Видимо, что-то похожее на этот, уже действующий, дифференцированный подход планируется широко применить в масштабах всех социальных услуг, судя по заявлениям министра труда и социальной защиты Ирины Костевич. Целью обновленного декрета заявляется повышение занятости – то есть, конечно, не создание новых рабочих мест, а вывод из «тени» тех, кто работает нелегально. Но как именно целевым образом попасть именно в этих людей, достаточно напугав их отсутствием или платностью социальных услуг государства, и не задеть людей, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации? Отдать опять на откуп местным органам власти? Они же, по неоднократным высказываниям высших должностных лиц государства, подходят к этим вопросам то формально, то невнимательно, то еще как-то не так…

Новую редакцию «Декрета о тунеядцах» общественность должна была увидеть еще 1 октября. Однако увидела ее только администрация Лукашенко, куда она ушла на рассмотрение и до сих пор там находится. Оно и ясно: предложить решение, которое не вызвало бы шквал протестов в ухудшающейся обстановке, и одновременно не давало бы оснований говорить, что власти пошли на попятную – чрезвычайно сложно.

За какие именно услуги социального государства предполагается платить «тунеядцам 2.0», сколько и каким образом – пока неизвестно. Смею предположить, что механизм расчета стоимости какой-либо услуги прозрачным не сделают, поэтому для «человека с улицы» эти цифры будут абсолютно ничем не подкреплены. В стране годами не могут подсчитать корректно стоимость услуги ЖКХ, несмотря на множество высочайших указаний. Какие же есть основания полагать, что услуги, например, нашей бесплатной системы здравоохранения, обсчитать смогут без проблем?

Каким же образом проверять при каждом визите в поликлинику / ЖЭС или поездке в автобусе, работает ли гражданин или нет? Ему нужно ходить всюду с актуальной справкой о трудоустройстве? Разработают ID-карты, которые вместо облегчения жизни людям будут служить их трудовым идентификатором? И во все места, где предоставляются льготируемые государством услуги, поставить компьютеры с доступом к полной и обновляемой базе данных трудящихся? Или же посчитать примерную, усредненную стоимость использования таких услуг в расчете на одного гражданина и выставлять такой «счет» все причисленным к обновленному определению тунеядца?

У меня фантазия заканчивается, будет очень любопытно посмотреть, какую же схему изобретет бюрократическая машина и каким образом будет ее выполнять. Ясно только то, что поставленную задачу (содействие занятости) такими мерами решить крайне сложно, а побочные эффекты – неизбежны, а значит, и недовольство авторами и исполнителями декрета.

Наталья Рябова, «Наше мнение»