«Власти нервничают — значит мы все делаем правильно»

2018_0426_003

Защита Куропат продолжается, несмотря на репрессии.

Подробности своего задержания сайту Charter97.org рассказала общественная активистка и режиссер Ольга Николайчик, которая вышла сегодня на свободу после 10 суток ареста:

— Задержали меня 30 июня в 11.30. Мы с Денисом Урбановичем и Борисом Аникеевым из Гомеля собирались на вахту в Куропаты. Как раз была очередь «Европейской Беларуси». Вышли из дома, не дошли до остановки, как к нам подъехали три милицейских автобуса. Отмечу, что они действовали спокойно. Сначала меня отвезли в Первомайский РУВД, оформили, а потом повезли на суд.

На суде я была одна. Бориса Аникеева после медосмотра отпустили. Я дала ему ключи от своего дома, чтобы он с активистами «Европейской Беларуси» и другими моими друзьями смотрели за котом. Я просила, чтобы перед арестом мне дали из дома выпустить кота, который может умереть пока буду в тюрьме, но мне отказали. Хорошо, что помогли соратники.

Отмечу, что во время суда я достаточно хорошо себя защищала. Мне инкриминировали первую «хулиганку» из-за надпись на асфальте «Кабак на костях», которую смыли шлангом через три минуты после появления. Вторая «хулиганка» была за надпись на обоях на ресторане «Кабак НКВД закрыт» и третья из-за того, что я якобы «била» кулаками по машине клиента ресторана и «оскорбляла» его.

Было видео и было очень смешно наблюдать, как цинично судья смотрела запись, на которой я не била по машине, не оскорбляла этого Будко, который был, кстати, не пристегнутым и ехал на скорости около 50 км в час. Он действительно очень быстро ехал, чем угрожал нашим жизням. Все это, подчеркну, совершенно четко видно на видео. И вот он написал на меня заявление. Я буду годами добиваться справедливости, подавать в суд на Будко.

Я всех призывают писать массовые заявления с требованием судить тех, кто глумится над памятью убитых белорусов, позволив построить развлекательный центр в охранной зоне. Так же планирую пождать иск в отношении массовых репрессий против защитников Куропат. На нас был произведен уже не один наезд авто. Мне кажется, что водители в групповом сговоре против активистов гражданского общества. Водитель обязан остановиться перед живым щитом, а они ехали на защитников, как будто хотели поиграть нами в боулинг!

В общем, после суда меня отвезли на Окрестина. Скажу, что там ничего не изменилось. Во всех камерах не работала так называемая «луна» — ночная лампочка. За 10 суток я сменила три камеры и могу говорить об этом уверенно. Представьте, в камере горят шесть лампочек дневного света, которые не отключают ни на минуту ни днем, ни ночью. Очень устают глаза, начинает болеть голова. Ты находишься под этими лампами круглосуточно. Согласно международному праву это считается пыткой.

Очень впечатлило разваленное состояние ЦИП. От ремонта там остались только стены и железные «шконки», все остальное пришло в страшный упадок. Такое чувство, что ЦИП управляет какой-то глава советского разбуренного совхоза. В то время все было точно так же поломано.

Так вот, в первой камере у меня не было горячей воды, а во второй не было холодной воды и смывать унитаз приходилось ведром. В третьей камере была холодная и горячая вода, но туалет не закрывался.

Страшно смотреть на матрасы и подушки. Подушек не хватает. В одной из камер на четыре кровати было три подушки. Я давала сокамерницам жилетку, которую мне принесли в передаче. Подушки мы называли «рассыпными», потому что их постоянно приходилось пересыпать в наволочку. Тюремные контролеры, когда утром приходят, то подушки и матрасы переворачивают и из них высыпается вата. Потом бегаешь по камере и эту вату собираешь и запихиваешь обратно. Это у тюремщиков была игра такая с нами.

Выделю еще очень важный момент. Для того, чтобы посадить на сутки и заставить работать на мусорках — хватают всех подряд. За 10 суток наслушалась всякого. Вот может спокойно идти женщина чуть выпившая после, например, праздника, ее заберут и посадят на 7-10 суток, а у человека работа. В общем, они делают все, чтобы люди бесплатно работали на их собственных объектах.

Несмотря ни на что, настроение у меня прекрасное. Меня встретили соратники, мои дорогие друзья. Сейчас вот варим суп, купили сладостей. Скоро снова пойду на вахту в Куропаты.

Знаете, у меня есть более серьезные ценности в жизни, чем потеря этих 10 суток. Власти нервничают — значит мы все делаем правильно, мы — молодцы. Все те, кто сегодня пришли меня встретить и поддержать, а также те, кто остались в тюрьме — герои. Мы их очень ждем и будем продолжать свое дело.