Евгений Афнагель: Явление после «инсульта» стало нелепым фарсом

2018_0812_001

Белорусы не верят ни Лукашенко, ни его чиновникам.

Появившись на публике после «инсульта», Лукашенко привлек внимание СМИ странным поведением, устроив 14 августа «разнос» правительству по итогам своей поездки в Оршанский район. Диктатор обвинил министров в саботаже, «пофигизме» и невыполнении его решений.

Какие выводы можно сделать из «оршанского представления» правителя и последовавших за ним кадровых перестановок в правительстве? Сайт Charter97.org поговорил с координатором гражданской кампании «Европейская Беларусь», одним из лидеров Белорусского Национального Конгресса Евгением Афнагелем.

— У БНК есть активисты в Орше и Оршанском районе, и вам должна быть знакома обстановка в этом регионе. Почему диктатор «сорвался» именно в Орше? Что может стоять за его истерикой?

— Лукашенко еще в мае прошлого года требовал навести «железный порядок» в Орше и чиновникам разносы устраивал. Главу райисполкома назначил нового — того самого, которого сейчас уволил. Началось это все после протестов весны 2017 года. Тогда Орша побила рекорд среди райцентров страны по количеству вышедших на улицы жителей.

Сейчас, как рассказывают наши активисты, ситуация в районе стала еще хуже. Безработица только выросла, часть предприятий работает по сокращенному графику, рабочих в вынужденные отпуска отправляют. При этом Орша — стратегически важный для безопасности страны город, крупнейший транспортный узел. До границы с Россией, куда тысячи жителей регулярно ездят на заработки, — всего 50 километров. Многие оршанцы помнят, как они в 1991 году заблокировали железнодорожные пути, требуя снижения цен. Диктатор, думаю, осознает, чем чреваты волнения и протесты в таком городе. Вот и нервничает.

Другой вопрос в том, что в Беларуси еще 117 районов, проблемы в них — те же самые, что и в Орше, а много где и похуже. И если в каждом из них вводить «особый режим управления», как было сделано в отношении Оршанского района, то проще уже будет чрезвычайное положение в стране ввести.

— В итоге произошла очередная смена правительства. Можно ли говорить о недоверии диктатора к кабинету министров и своей «вертикали»?

— Министры и чиновники уже давно тихо саботируют большую часть указаний правителя. Во-первых, те из них, которые еще не утратили навыки критического мышления, понимают, что большинство «идей» Лукашенко просто невозможно реализовать. А во-вторых, знают, что сильно наказывать большинство из них диктатор все-равно не будет, максимум — покричит перед телекамерами или переставит с одной должности на другую.

Даже если в тюрьму отправит, то ненадолго. Ведь заменить их некем. Умные и уважающие себя люди на должности «вертикальщиков» не пойдут хотя бы потому, что не захотят быть жертвами показательных порок. Единственный выход для диктатора — заставить тех, кто есть, работать хотя бы «из под палки», иногда их тасуя. Поэтому совещания по кадровым назначениям проходят под присмотром силовиков.

О взаимном доверии в системе, которая держится на страхе, доносах и компроматах, говорить вообще нельзя. Здесь каждый просто играет свою роль. Лукашенко делает вид, что правит страной и контролирует ситуацию. Министры и чиновники делают вид, что послушно выполняют его указания. Обе стороны знают, что все это ложь, но старательно выполняют свои функции, понимая, что как только народ перестанет быть безучастным зрителем, бродячий цирк разгонят в считанные минуты.

— Замена премьера и ряда министров совпала с ухудшением экономической ситуации в Беларуси и обвалом рубля и фондового рынка РФ из-за американских санкций. В случае дефолта в России, о котором говорят многие аналитики, с какими еще трудностями столкнется режим Лукашенко? Возможны ли забастовки и протесты, как в 1998 году?

— Тогда, в 1998 году, несмотря на обесценивание рубля, большинство белорусов все еще верило Лукашенко. Официальным СМИ удалось убедить людей, что в кризисе виновата Россия и Запад, а оппозиция не смогла воспользоваться благоприятной ситуацией. Были только стихийные выступления рабочих. Даже их тогда хватило для того, чтобы власти в спешном порядки стали повышать зарплаты.

Сейчас — совершенно иная картина. Подавляющее большинство жителей Беларуси не верит ни Лукашенко, ни назначенным им чиновникам. Их справедливо винят в безработице, росте цен и отсутствии перспектив. Их ненавидят и презирают. Поэтому малейшей искры достаточно, чтобы «полыхнуло» по всей стране.

Диктатор и его окружение давно потеряли уверенность в завтрашнем дне. Отсюда – и бесконечные истерики перед телекамерами, апогеем которых стало «оршанское совещание». Но своей цели они не достигают, скорее наоборот. Лукашенко перестал быть не только страшным и не только анекдотически смешным. Он стал действительно жалким. Его «явление после инсульта» стало нелепым фарсом и провалом государственной пропаганды. Люди увидели слабого беспомощного и неуверенного в себе человека.

— После скандального совещания по ситуации Оршанском районе Лукашенко заявил, что в Беларуси «многие люди пытаются бросить камень в огород его решений» и потребовал от своей пресс-службы собрать комментарии о нем в СМИ и интернете. Почему этот вопрос так озаботил диктатора?

— Не знаю, может, Коля научился обходить блокировку «Хартии», полазил по соцсетям и рассказал папе, что люди на самом деле о нем пишут. Или это идея окружения диктатора, которое беспокоится за здоровье шефа и таким образом хочет его успокоить. Ведь понятно, что реальные комментарии ему показывать не будут.

На самом деле, единственный вопрос, который волнует белорусов, только один: когда Лукашенко уйдет. Вот только от диктатора мы ответа на него не дождемся. Ответить на этот вопрос можем только мы сами.