Лукашенко ставит себе шах и мат

артем

Белорусский режим давно и глубоко поражен изнутри.

На днях стало известно о том, что должностные лица Слуцкого райисполкома получили несвойственные для них дополнительные права. Теперь чиновники могут составлять административные протоколы, например, за публичное оскорбление или за незаконные действия по усыновлению детей.

Является ли такое «расширение» полномочий частным случаем или это симптом, позволяющий судить о состоянии системы власти в Беларуси? Ситуацию для сайта Charter97.org комментирует активист гражданской кампании «Европейская Беларусь» Артем Черняк:

— Как-то один мой знакомый пошутил: Беларусь превращается в страну ментов, гэбэшников и контролеров. Уверен, что эпизод из Слуцка не является частным случаем. Мы просто узнаем не все и не сразу. Но если присмотреться внимательно, то видно, как то тут, то там у местных «князьков» возникают чрезвычайные полномочия.

И это касается не только чиновников. Правовой беспредел, который идет с самого верха, стал нормой и для «сошек» помельче. То на заводе администрация начнет штрафовать рабочих за отсутствие фликера, то директор школы вводит для родителей новые обязательные поборы – макулатурой, бытовой техникой, деньгами.

Выбравшиеся «из грязи в князи» устанавливают свои правила – и в этом как раз таится скрытая угроза для системы, созданной Лукашенко.

— И в чем суть этой угрозы?

— Мы видим, как происходит деградация власти в Беларуси. Белорусская диктатура выглядит, как трухлявый пень. Мелкие и крупные «короеды» понаделали в ней свои ходы, лазейки, «тихие гавани». Каждый участковый милиционер «пишет» законы и правила под себя. Каждый председатель сельсовета создает удобную для себя мини-диктатуру в своей вотчине. Система власти не работает как команда: пни хорошо этот пень ногой – и он покатится, разваливаясь на ходу.

Временно этих людей объединяет страх потерять власть и желание сыто жить за счет народа, но это не тот фундамент, на котором можно построить сильную и гибкую систему власти.

Когда-нибудь в каком-то из райисполкомов или отделений милиции кто-то очень сильно «перегнет палку» и, если это совпадет с острым экономическим кризисом и социальным напряжением, белорусы могут начать массовые акции неповиновения. А поскольку в каждом городе и сельсовете «князьки» уже успели настроить народ против себя, может полыхнуть, как спичка.

— То есть, получается, что белорусский диктатор, несмотря на его риторику, слаб?

— А что это за риторика? Когда-то давно, на фоне дряхлеющего и выпивающего Ельцина, можно было говорить о какой-то «властной риторике» Лукашенко. Сейчас этот просто клоунада с истекшим сроком годности.

А подтверждений слабости Лукашенко мы в последнее время получили достаточно. Например, МВФ отказался иметь дела с белорусским диктатором, и он вынужден выпрашивать у России дорогие кредиты в обмен на что-то, что тщательно скрывается его пресс-службой от народа. Наверное, потому что может последовать взрыв возмущения. Как еще можно воспринимать человека, который даже, как он говорит, «у себя дома» действует, как воришка? Что-то тайно выносит из «квартиры» и торгуется с темными личностями по соседству.

Белорусский режим давно и глубоко поражен изнутри заложенным в него беззаконием.

Вообще-то, Лукашенко проиграл сразу, как только начал действовать по принципу «правит не закон, а пахан». И продолжая в том же духе, Лукашенко сам ставит себе шах и мат. Диктатор окружает себя ненадежными фигурами и из таких же фигур выстраивает местную вертикаль. Из «паханов» под стать себе – беспринципных и лживых – которые сдадут своего «патрона» при первом удобном случае. А пока что занимаются сбором административных штрафов на отведенной им на «прокорм» территории.