Геннадий Федынич: Будем подавать в суд на Следственный комитет

рэп (1)

Лидер профсоюза РЭП возмущен тем, что СК не вернул изъятую технику.

Руководитель Белорусского независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности Геннадий Федынич рассказал сайту palitviazni.info о том, как он готовится к рассмотрению апелляции в Минском городском суде, а также о ситуации с невозвращением следователями изъятой техники.

«Год уже прошел, а компьютеры не возвращают, — возмущается Геннадий Федынич. — На следующей неделе будем обращаться в суд…»

Напомним, что 24 августа 2018 года в отношении лидера профсоюза РЭП Геннадия Федынича и главного бухгалтера профсоюза Игоря Комликa был вынесен обвинительный приговор по ч. 2 ст. 243 Уголовного кодекса Беларуси, который предусматривает ответственность за «уклонение от уплаты сумм налогов, сборов в особо крупном размере».

Лидеры профсоюза были приговорены к ограничению свободы без направления в учреждения открытого типа сроком на 4 года без конфискации имущества и с запретом занимать руководящие должности в течение 5 лет.

Позже оба фигуранта дела подали апелляционные жалобы в Минский городской суд.

— Сейчас мы вместе с адвокатами делаем замечания на протоколы судебных заседаний, — говорит Геннадий Федынич. — Поэтому дата рассмотрения апелляции еще неизвестна. Но одно могу сказать: по протоколу у адвокатов не так много замечаний, ведь заседания записывали на аудио. Есть какие-то небольшие неточности, но они незначительны.

— С какими пунктами решения районного суда вы не согласны?

— Дело в том, что не было никакой доказательной базы. Не только в соответствии с международными нормами, но и белорусским законодательством. Это, наверное, знал и районный суд, но мы видели, как проходил процесс.

Хочу сказать, что не только наши адвокаты, но и другие смотрели наше дело, и они тоже были в шокированы. Спрашивали: «Как можно выносить приговор по такому делу? Там же доказательств нет!»

Посмотрим, как будут развиваться события дальше, но даже если Минский городской суд оставит решение районного в силе, то на этом все не закончится. Мы пойдем до конца.

— Вернули ли вам компьютерную технику, которую забрали во время обыска в августе прошлого года?

— Не вернули, и на следующей неделе по этому поводу собираемся подавать в суд на столичный Следственный комитет. Ранее обращались в Прокуратуру, но, как видим, никакого эффекта это не дало.

Это уже на самом деле напоминает какое-то издевательство над здравым смыслом. Больше года прошло, как забрали технику, закончены все следственные мероприятия, прошел суд первой инстанции. А компьютеры не возвращают!

Даже, если вам нужна какая-то информация из техники, то перепишите ее на свои информационные носители, а компьютеры верните. Разве это такая проблема? А следователи знаете что нам отвечали? Мол, им нет команды отдать технику. А вот откуда эта команда должна поступить — не уточнили.

А ведь они не только в офисе профсоюза РЭП технику забрали. И у сына моего, и в Солигорске у людей…

— Сколько техники в целом забрали?

— В офисе профсоюза 5 компьютеров, у меня дома — два, два у Игоря Комлик и два в Солигорске. Кроме того, забрали папки с профсоюзными документами. Это же тоже должны были все переписать во время изъятия, а затем документы необходимо вернуть.

— На ваш взгляд, почему не хотят возвращать технику?

— Я считаю, что это делают специально, так как следователям те компьютеры сейчас точно не нужны. Видимо, таким образом решили парализовать работу профсоюза. Ведь, чтобы приобрести новые компьютеры, нужны деньги и немалые. А ведь они на поле не валяются.

— Как сейчас работает профсоюз?

— В штатном режиме. Люди продолжают регулярно обращаться к нам за помощью. И ежемесячно принимаем в профсоюз около 30 человек.

— В ходе следствия проходили массовые допросы членов вашего профсоюза. Не привело это к тому, что некоторых запугали, и они решили выйти из организации?

— Допросили 814 человек, из них после только трое этого решили оставить профсоюз РЭП по собственному желанию. Честно говоря, мы ожидали, что из профсоюза после такого давления выйдет гораздо больше членов, но получилось то, что получилось. Люди не уходят, потому что получают реальную поддержку.