«Чиновники Лукашенко гуляют, как в последний раз»

2018_0514_001

Диктатор и его приближенные живут в параллельной вселенной.

С 1 марта «тунеядцы» в Беларуси будут оплачивать некоторые услуги ЖКХ по повышенным тарифам. И хотя жировки с новыми цифрами еще не пришли, «тунеядская» тема снова становится актуальной в белорусском обществе.

Как реагируют белорусы на новости о деятельности районных комиссий по поиску «тунеядцев» и на повышение коммуналки для значительной части населения? На вопросы Charter97.org отвечает координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь», один из лидеров Белорусского Национального Конгресса Евгений Афнагель.

— Как вы оцениваете уровень затрат белорусов на оплату услуг ЖКХ? Соответствуют ли получаемые нашими гражданами «жировки» их доходам и уровню жизни в стране?

— Миф о том, что белорусы якобы платят за услуги ЖКХ меньше, чем должны, выдуман властями и поддерживается для оправдания постоянного роста коммуналки. Цифры в «жировках» взяты с потолка. Они никак не привязаны ни к стоимости нефти, ни к льготным ценам на поставляемые из России энергоносители.

Совсем недавно гомельчанин Вячеслав Заборонский подсчитал, что белорусы на сегодняшний уже оплачивают 800% «коммуналки». Ну а про соответствие уровня оплаты услуг ЖКХ доходам лучше спросить у тех, кто после оплаты коммуналки не может позволить себе ни нормальное питание, ни лекарства. Таких людей в Беларуси становится все больше, особенно среди пенсионеров или работников государственных предприятий.

— Как представитель БНК вы бываете в разных регионах Беларуси. Как люди в стране реагируют на повышение тарифов ЖКХ и возобновление действия «тунеядского» декрета?

— Повышение тарифов пока еще не сильно заметно, ведь новые, потяжелевшие «жировки» должны прийти только в следующем месяце. Сейчас наибольшее возмущение вызывает то, что в большинстве регионов страны в базу «тунеядцев» попали, среди прочих, и пенсионеры, и те, у кого есть официальная работа. Похоже, что местные власти в своем стремлении перевыполнить план недолго ломали голову над ее составлением. Для них ведь проще, чтобы люди сами доказывали, что они не «тунеядцы».

Даже в мелочах чиновники из «тунеядских» комиссий настраивают народ против себя – тем, как они одеваются, каким тоном разговаривают с безработными, как рассылают уведомления о начислении повышенной коммуналки…

В Витебске на днях объявление с личными данными «тунеядцев» прикрепили просто к входной двери подъезда. Люди не воспринимают это как банальную халатность или ошибку. Они считают, что их фамилии сознательно выставили на обозрение.

Такое демонстративное пренебрежение к собственному народу может либо сломать бюрократическую машину, если все начнут подавать жалобы в суд на незаконное включение в базу, либо стать той каплей, которая переполнит чашу терпения. Власти не понимают: это не данные безработных вывесили на подъезде, это авторов декрета о «тунеядцах» раз и навсегда пригвоздили к позорному столбу.

Еще большее возмущение вызывает сравнение условий жизни обычных людей и чиновников. Казалось бы, если в стране не хватает денег, то это должны почувствовать все. Но при том, что у обычных людей не всегда есть средства на оплату коммуналки, вокруг всех крупных городов, как грибы после дождя, повырастали роскошные особняки, а на улицах нередко встречаются дорогие иномарки, особенно в районе исполкомов.

Раньше такое не бросалось в глаза: люди из окружения диктатора или опасались хвастаться своими доходами, или меньше воровали. Последние годы, несмотря на показушные громкие коррупционные процессы, чиновники Лукашенко гуляют, как в последний раз, а люди вспоминают о лозунгах «Грабь награбленное» и «Мир хижинам, война дворцам».

Всю страну облетела история о том, как безработного вызвали в районную комиссию, посадили на стульчик и унижали перед обвешанными золотом чиновницами. Вы думаете, это одна такая история? В каждом райцентре Беларуси найдутся люди, которые прошли через такую процедуру, запомнили и рассказали знакомым. Когда-то Мария-Антуанетта, ставшая для простых французов символом разложения династии Бурбонов, сказала: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные». А в Беларуси теперь в каждом районе появились свои, обвешанные золотом, «марии-антуанетты», подогревающие у людей ненависть к режиму Лукашенко и ставшие символом деградации его режима.

— Во время «Маршей рассерженных белорусов» в 2017 году в регионах появились новые лидеры народных протестов. Как вы оцениваете настроения тех, кто активно протестовал из-за декрета №3? Готовы ли эти люди снова выйти на улицы, если власть перейдет «красную черту»?

— Настроения людей в эпоху соцсетей и интернета не являются секретом. Чтобы узнать их, достаточно почитать комментарии под новостями или просто опросить соседей и знакомых. Совсем недавно в СМИ было интервью с одним из участников акций протеста 2017 года из Витебска, который заявил: если что – выйду снова, это обязанность каждого честного гражданина. Мы знаем, что также думают и другие.

Власти, по крайней мере на местах, тоже чувствуют эти настроения. Скорее всего, именно этим вызван тихий саботаж создания базы данных «тунеядцев», ее сокращение и отсрочка запуска декрета. Чиновники понимают, что именно их сделают «крайними», как уже было в 2017 года и пытаются отсрочить «день Х».

Власти отодвигают эту самую «красную черту», но делать это бесконечно они все равно не смогут. Других источников пополнения бюджета, кроме карманов белорусов, у них не осталось — диктатор фактически признал это 1 марта, когда жаловался на неподъемные проценты по российским кредитам.

— В каких слоях общества недовольство властью наиболее высоко? Какие социальные группы могут оказаться в авангарде протестов, если ситуация 2017 года повторится?

— Недовольство властями примерно одинаково среди всех социальных групп. Этим ситуация в корне отличается от того, что было десять, двадцать лет назад. Тогда против диктатуры выступали более образованные люди, студенты, интеллигенция — те, кто понимал, к чему приведет бездарное правление Лукашенко. Сегодня то, о чем они предупреждали, видят все жители страны.

На днях гомельская пенсионерка заявила журналистам, что у нее есть одно пожелание к Лукашенко: «уйти к чертовой матери». Под этими словами подпишутся миллионы белорусов.

— Как, по вашему мнению, должна выглядеть стратегия борьбы с декретом о «тунеядцах»? Что к нас есть в арсенале? В чем сильные стороны оппозиции и слабые стороны власти?

— Власти не вполне осознают масштабы народной ненависти к ним. Это происходит со всеми диктаторскими режимами. Они создают между собой и народом прослойку прикормленных журналистов, советников, чиновников, которые со временем ради собственного выживания вынуждены извращать реальную картину происходящего в стране. У них просто нет другого выхода. Вы хоть раз видели, чтобы на селекторных совещаниях хоть один чиновник обрисовал Лукашенко реальную картину происходящего, назвал настоящие проблемы, которые нужно решать? Или чтобы журналист государственных СМИ честно рассказал о каком-либо важном событии?

Окружение диктатора врет не только нам, но и ему. Они уже по-другому не могут. Не зря люди говорят, что Лукашенко и его приближенные живут в параллельной вселенной. Эта оторванность от народа — самая слабая сторона власти.

Оппозиция, наоборот, становится все ближе к народу. По сути, сегодня это одно и то же. Оппозиция выдвигает понятные большинству белорусов требования. Оппозиция честна и последовательна, у нее сильные, смелые и достаточно известные лидеры.

Мы считаем, что в Беларуси сложилась революционная ситуация. Однако для смены власти этого недостаточно. Субъективным условием, превращающим революционную ситуацию в революцию, является способность сторонников перемен к массовым действиям, достаточно сильным, чтобы сломить устаревшую власть.

Ближайший год — ключевой для нашей страны. На проблемы, вызванные экономическим кризисом, наложится рост протестной активности, которым всегда сопровождаются диктаторские «выборы». Такого в Беларуси еще не было. Даже Площадь 2010 года состоялась на фоне искусственного повышения зарплат, который аукнулся девальвацией через шесть месяцев. Только представьте, что было бы, если бы на нее вышли не студенты и домохозяйки, а разъяренные пенсионеры и рабочие.

А ведь это произойдет при любом раскладе.

Сила оппозиции сегодня — в народной поддержке, поэтому главный инструмент достижения любых наших целей — от отмены каких-либо декретов до смены власти — это уличные акции. Абсолютное большинство сегодня презирает диктатора, ненавидит его чиновников и хотят перемен. Люди пойдут за теми, кто готов реализовать эти требования и желания, кто готов бороться с диктатором и победить его.