Если Лукашенко боится 10 человек на площади, что будет, когда выйдет сто тысяч?

2019_0226_minsk

Почему диктатор не спешит с объявлением даты выборов?

Судьба активиста анархистского движения Николая Дедка по-прежнему неизвестна. Накануне молодой человек получил штраф за пост в соцсети, а на выходе из суда его задержали силовики. Предположительно он находится в изоляторе на Окрестина в ожидании суда за акцию солидарности с политзаключенными, которая прошла в минувший вторник на Октябрьской площади в Минске.

Всего власти наказали уже шесть человек за эту акцию, еще двое, Николай Дедок и Андрей Кашевский — за решеткой в ожидании суда, а Павел Северинец отбывает десятисуточный арест только за то, что собирался прийти на эту акцию. Огромные штрафы получили активисты «Европейской Беларуси» Леонид Кулаков, Майя Наумова, Артем Черняк, Ольга Николайчик, активист БНК Александр Абарамович.

Координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Максим Винярский ответил на вопросы жураналиста телеканала «Белсат».

— Людей превентивно задерживают, держат по трое суток до суда за решеткой, дают штрафы. Что происходит?

— Что происходит? В стране — диктатура. Если случается, что диктатор применяет репрессии, если преследуют людей за их убеждения, за их деятельность, и если на это нет никакой реакции международного сообщества, то подобное будет продолжаться и дальше. Для диктатура вполне логично арестовывать людей за их убеждения, за то, что они пишут в «Фейсбуке».

— Международное сообщество молчит. Почему они молчат?

— Об этом лучше спрашивать у них. Я могу сказать одно: если Лукашенко боится даже десяти человек, которые вышли на Октябрьскую площадь, наверное с ним что-то не так. Если он уже боится десяти человек, что будет когда он увидит их там сто? Тысяча? Десять тысяч? Сто тысяч? Еще больше?

— Право на протест есть у каждого, а между тем нет даже права даже узнать где человек находится. Почему здесь не работают законы?

— Никакие законы не могут хорошо работать, правильно выполняться при диктатуре. Диктатура раскрепощает палачей. Она дает им ощущение безнаказанности. Последствия этого распространяются не только на политических активистов, они касаются каждого, кто столкнется с репрессивной системой. Парень который погиб в милицейском автомобиле, не был оппозиционером, но его тоже возили больше часа неизвестно где, как мы теперь знаем.

У всего этого есть только один ключ, этот ключ — диктатура, которую нужно менять. Этот ключ — Александр Лукашенко. Он до последнего боится сказать когда он назначил свои очередные перевыборы. Он даже это боится объявить заранее. Он боится своего народа и поэтому продолжает бороться с ним.

Если мы мы хотим свободную, независимую страну в которой не нарушают наши права, в которой все будет, как надо, нужно менять этот режим. Другого выхода нет.