Предприниматель: «Модель» Лукашенко — придумать из воздуха ещё налоги

2019_0815_01

Власть в стране боится конкуренции со стороны умных людей.

Об этом в интервью Charter97.org рассказал предприниматель из Молодечно Андрей Марков, комментируя положение дел в Беларуси.

— Лукашенко как-то сказал, что пожмет руку последнему предпринимателю. Что (или кто) больше всего мешает жить и работать белорусскому бизнесу?

— Самую большую проблему для белорусских предпринимателей составляет в общем вся система, созданная для малого и среднего бизнеса в стране. И эта проблема — комплексного характера.

Есть комплекс проблем, которые делают предпринимательство у нас достаточно сложной и рискованной сферой. Начать, открыть ИП — несложно, это занимает пару рабочих дней. Однако само ведение бизнеса сопряжено с риском того, что завтра у тебя просто ничего не останется.

Причем это одинаково актуально в обоих случаях: и если ты недобросовестный предприниматель и плохо ведешь документацию — тебя прижмут и у тебя ничего не останется. То же самое будет и если ты слишком хорошо ведешь свои дела: кто-то в верхах на тебя посмотрит и скажет: это предприятие нужно забрать в пользу государства.

Это было у нас не единожды. Как пример могу привести историю завода под Дзержинском по добыче и переработке щебня. Предприниматель, частный инвестор, организовал собственное производство и все шло прекрасно, но в один прекрасный момент пришли чиновники и сказали: 50%, контрольный пакет вашего предприятия, вы передаете государству.

Это касается среднего бизнеса. Если говорить о малом, то, помимо каких-то частных связей, больше всего ему вредит недобросовестная конкуренция. Например, у кого-то есть знакомый в налоговой инспекции, и тот ему жалуется, что другой ИП перешел ему дорогу. В итоге вполне себе спокойно организуется проверка, в ходе которой — обязательно — найдут какие-то огрехи, нестыковки и нарушения. Потому что выполнять все досконально с нашим текущим законодательством невозможно.

И всегда, даже если нарушение незначительно и не несет н кому вреда — против ИП будут применены штрафные санкции. И дело, скорее всего, отдадут в суд, который, разумеется, подтвердит обвинение.

Это касается всего малого бизнеса: в один прекрасный день может прийти проверка — и у вас уже ничего не будет.

Вторая важная проблема: кредитование малого бизнеса. Проценты невероятно высоки. Нет возможности отсрочки платежа. То есть, финансирование бизнеса в нашей стране кране не развито, а получить субсидии от государства невероятно сложно и требует огромного количества бумаг.

В итоге люди, у которых есть очень классный стартап, уникальная идея, сталкиваются с этой непробиваемой стеной и просто сворачивают проект. Тем самым у нас подавляется инициатива — м это происходит все последние 25 лет. Политика государства направлена на подавление частной инициативы и пассионарности как таковой.

— Откуда у Лукашенко и его «государевых людей» такая неприязнь к активному, пассионарному классу?

— Скорее всего, это идет из той сферы, где он вырос, развивался и пробивался по карьерной лестнице. Это, в общем, коммунистическая и социалистическая среда, где частная инициатива никак не поддерживалась.

Это заложено в самой идеологической модели Лукашенко: там на первом месте находятся колхозы, где все равны и зачесаны под одну гребенку. Частная инициатива в этой системе подавляется на корню: чтобы отдельные личности не возвышались над другими.

Во-вторых, есть еще вероятность того, что при появлении умных, хороших, инициативных людей, которые могли бы достичь больших высот в развитии своего дела и приобрести влияние, Лукашенко боится, что это могло бы составить ему конкуренцию.

Но вообще сложно сказать, как на самом деле все обстоит. Сложно сказать, что этим человеком (Лукашенко — ред.) вообще управляет.

— Правда ли, что в Беларуси можно закрыть или разорить любого неугодного власти предпринимателя?

— Да, абсолютно так.

— Есть поговорка: плох тот солдат, что не делает стать генералом. Во всем мире люди бизнеса стремятся к вершинам, а в Беларуси истории успеха чаще всего перерастают в тюремные истории. Почему так происходит?

— Скорее всего, это вытекает из образования, из той среды, из которой вышла наша руководящая «элита». Опять же: из их боязни любой конкуренции и той модели экономики , которой они придерживаются.

Это социалистическая модель с отсутствием свободно-рыночных отношений. Об этом жестко сигнализирует тот факт, что доля убыточных предприятий в Беларуси невероятно высока. В свободной экономике на месте таких предприятий возникают новые, которые способны давать людям зарплату и не просить денег из бюджета.

Не зря Беларусь при Лукашенко прозвали «заказником социализма»: пытаться выйти на хорошие экономические показатели в этой системе невероятно сложно.

— Вспоминается еще один «заказник социализма» — Венсуэла Чавеса и Мадуро. Итог там печальный. А как вы оцениваете итоги правления Лукашенко в Беларуси?

— Итоги можно оценить в сравнении. После развала СССР у нас появилось очень много свобод и возможностей. Но если сравнить даже с РФ, где все далеко не гладко, ведение бизнеса в Беларуси выглядит еще сложнее.
Несмотря на то, что мы формально находимся на 63-м месте в мире по легкости ведения бизнеса, однако количество документации, проверок, сама процедура наказания за нарушения, отсутствие возможностей для роста и развития делают так, что в реальности мы очень сильно отстаем от наших соседей.

Поэтому итог правления Лукашенко — неутешительный. Достигнуть за это время можно было гораздо большего. Если взять за пример нашу соседку Польшу, то видно, насколько больше страна достигла за такой же промежуток времени — за счет того, что в свое время они решили перейти на капиталистическую модель и сделали это успешно.

— Насколько в соседних европейских странах — Польше и Литве — проще открыть и «раскрутить» свой бизнес?

— Я не изучал детально условия ведения бизнеса в этих странах, но могу сказать одно: там законы реальны, их возможно выполнить.

И они прозрачны: можно вполне себе спокойно подойти к чиновнику и выяснить, что необходимо делать. И он распишет это по пунктам: ты делаешь (раз-два-три), что необходимо — и у тебя все получается. И любая проверка ничего не сможет тебе сделать.

У нас же эта система имеет закрытый характер. Есть множество нюансов, которые налоговик при приходе в его кабинет просто не упомянет, посчитав незначительными. Но при проверке, которая обязательно придет, тебя обязательно накажут.

— Насчет непрозрачности: один из белорусских предпринимателей рассказал об уловке властей, позволяющей повысить стоимость аренды в 20 раз. Суть проста: траву на газоне или плиточное покрытие приравнивают к «капитальной» постройке и резко повышают аренду. Действительно ли аренда дает такие широкие возможности, чтобы «душить» предпринимателя?
— Методов для этого — невероятное количество. Можно выпускать «дополнительные соглашения» к договору аренды. Можно отменять понижающие коэффициенты и вводить повышающие. И приравнять тротуарную плитки к капитальным строениям — тоже вполне себе реальный инструмент.

Наверное, у чиновников не стоит как таковой задачи — задушить малый бизнес. У них стоит задача заработать денег, потому что в бюджете их просто не хватает. А не хватает, потому, что построена такая «модель» экономики.

Поэтому чиновники просто пытаются заработать. А что уже будет с бизнесом — их не волнует. «Бизнес на то и есть бизнес — он себе еще заработает», — примерно так они рассуждают.

Ключевая проблема в том, что отношение к предпринимательству в нашей стране носит наплевательский характер: пусть крутится, как хочет, а мы будем его доить. А дальше на арену выходят методы и средства: как можно «выдушить» побольше денег.

И в целом это касается не только предпринимательства — это в принципе парадигма нашего государства во главе с Лукашенко: налог на то, налог на это, немножечко там насобирали денег, немножечко там, слегка прикрыли финансовую дыру в бюджете — и все вроде бы замечательно. Ввели налог на «тунеядство», еще на что-нибудь — и все прекрасно.

Власти пытаются заработать, как умеют.

— Недавно, кстати, стало известно, что юрлицам и ИП повысили тарифы на воду в коммерческих помещениях в 78 (!) раз. Тоже применили «метод»?

— Дело в том, что юрлица платят полную стоимость за услуги ЖКХ. И здесь нет никаких уступок со стороны государства.

Как известно, на данный момент власти пытаются получить кредиты от МВФ. И для этого всячески пробуют манипулировать с коммунальными тарифами. Если населению их не подняли сразу до 100%, то юрлицам — пожалуйста. При этом никто не учитывает, что у многих предприятий сумасшедшие долги перед ЖКХ, и оно и дальше будет погрязать в задолженности.

Это все об одном и том же: об отношении государства к предпринимательству и непонимании в корне того, что малый и средний бизнес в развитых экономиках составляет довольно большой процент от ВВП.

Поэтому резким повышением коммуналки для ИП я не удивлен — это закономерный итог политики нашего государства.
— В 2015 году власти ввели и собирают «налог на долги». А ведь именно ИП приходится прибегать к займам, кредитам, в том числе и у физлиц — для развития бизнеса. Как вы прокомментируете этот налог?

— Сложно прокомментировать подобного рода налогообложение: нет слов — только одни эмоции. Ничего цензурного по этому поводу я сказать не могу…

Видимо, это очередное закрытие каких-то дыр в бюджете. У нас за все эти годы у властей выработалась собственная модель «заработка». Ключевой заработок государства идет за счет периодического принятия странных законов, не имеющих под собой какой-то рациональной основы.

Правящая верхушка так и не смогла построить здоровую экономику. В попытках сохранить советское наследие они забыли о нормальной модели заработка государства за счет реального сектора экономики.

Вместо этого Лукашенко и его окружение постоянно пытаются ухватить какой-то кусок, ввести какие-то новые налоги, которые буквально из воздуха придумывают, чтобы хоть как-то удержаться на ногах. Вся эта «модель» сейчас держится строго на зарубежных кредитах, которые стали вливанием денег в какую-то бездонную яму. Деньги пропадают неизвестно куда: те же «модернизации» заводов, которые потом не работают, те же Европейские игры, средства на которые собирали в том числе с обычных рабочих, урезая им премии.

В Молодечно, например, был такой случай. В бюджете денег не было, а в городской поликлинике нужно было установить аппарат МРТ. Так вот, чтобы его купить, посрезали все премии медицинским работникам — напрочь.

И это показывает то, что в экономическом плане ведет несостоятельную политику.

— Почему вы решили участвовать в осенней избирательной кампании? Какие у вас цели, чего желаете добиться?

— Ключевая цель — это донесение информации до людей. Потому что многие моменты просто не всплывают на поверхность.

Каждый знает, например, о том, что происходи на его предприятии, на его улице. Но немногие знают о том, что происходит в целом. А есть гигантское множество проблем — даже на уровне нашего города Молодечно.

Я живу в этом городе всю свою жизнь, общаюсь в виду свое деятельности с большим количеством людей в виду своей деятельности — и выясняются просто катастрофические вещи.

Нет просто сил терпеть это все. Необходимы структурные изменения. И я отдаю себе отчет: если не сделаю ничего я, если не приложить сейчас усилия к изменениям, если мы не сможем использовать хотя бы минимальный шанс — за нас этого не сделает никто. И страна продолжит лететь ровно в ту же пропасть, куда она сейчас стремительно катится.