Решалы

Под что маскируют кадровый реестр Лукашенко?

Недавно две женщины на остановке обсуждали новости. Я люблю слушать разговоры в общественном транспорте и на остановках – пассажиры всегда говорят именно о том, что волнует всех. Да и обсуждение всегда идет громко, будто бы с приглашением: давайте, сограждане, присоединяйтесь, высказывайте собственное мнение! Часто такие разговоры действительно перерастают в большую серьезную дискуссию.

Правда, на этот раз дискуссия не получилась, потому что ее участницы так и не пришли к выводу, кого имел в виду Лукашенко. Они обсуждали «кадровый резерв» — тех непонятных 850 человек, о которых он недавно рассказывал в академии управления и которых назвал неприкосновенными. Милые дамы на остановке так и не успели высказаться по существу, потому что ушли в поиск определения, кого же он имел в виду. И до прихода автобуса они просто перебирали: министры? Прокуроры? Кагэбэшники? Торговцы оружием? Личные «кошельки»? Нет, никто не подходит под определение. Сажают-то всех без разбору. Так и разъехались женщины на разных автобусах, не придя ни к какому выводу. И тема повисла вопросительным знаком в тяжелом воздухе вечерней остановки. Хотя никакого вопроса тут нет.

Многие пытаются ответить на вопрос, кто же те самые 850 неприкосновенных, логически идя по привычной номенклатурной вертикали, — и ошибаются. Искать их нужно не там. Вернее, Лукашенко сделал все, чтобы запутать людей (а в перспективе – и следствие), назвав «кадровым резервом» действительных неприкосновенных, которые ни в каких кадрах не значатся: «Люди, которые находятся в кадровом реестре «президента», обладают определенными полномочиями и защитой, иммунитетом. К примеру, без разрешения «президента» их нельзя задерживать, арестовывать. Это важно для того, чтобы они могли самостоятельно действовать». Он, как всегда, врал. Это не кадровый резерв и вовсе никакой не реестр. Ключевые слова – «самостоятельно действовать». То есть по персональному приказу, которого никогда не сыщешь среди входящих-исходящих.

Личные дела этих неприкосновенных не принесет вам ни один кадровик, потому что нет никаких личных дел. Возможно, эти люди официально где-то и числятся – шестыми тромбонами в оркестре, пятыми консультантами по импорту где-нибудь на умирающем заводе, четвертыми заместителями какой-нибудь средней, невидимой невооруженным глазом номенклатурной единицы, причем единица убеждена, что эта «мертвая душа» — всего лишь двоюродный племянник какого-нибудь нужного человека.

В действительности эта почти тысяча, на которую не распространяется действие даже лукашенковских законов, — это его личные «решалы». Эскадрон смерти, рейдеры, курьеры, коллекторы. Их должности не пишутся в трудовых книжках. Им не выдаются письменные приказы, и они нигде не подписываются «с приказом ознакомлен». Их «работа» — теневая и кровавая. У них развязаны руки, потому что им не нужно составлять отчеты, ставить подписи, оставлять следы. Они никому не подчиняются, кроме Лукашенко. 850 человек, которым он платит черным налом за черные дела.

Конечно, здорово, что Зенон Позняк, Юрий Беленький и Сергей Попков отправили в генпрокуратуру заявление с требованием начать следствие в связи с высказываниями Лукашенко. Мы, конечно, все прекрасно знаем, что им ответят. Но, по крайней мере, их заявление – а значит, и факт – будет официально зафиксирован. Эпизод для будущего уголовного дела. Установить 850 фигурантов будет, конечно, трудно, но возможно – сами побегут сдавать друг друга, как это обычно бывало в истории. Так что о них можно не беспокоиться. Да и Лукашенко начнет, как всегда, изображать глуповатого, добродушного, хитрованистого прощелыгу вроде персонажа «Обыкновенного чуда»: «Не виноват! Предки виноваты! Прадеды-прабабки, внучатые дяди-тети разные, праотцы, ну, и праматери, угу. В жизни вели себя как свиньи последние, а сейчас я расхлебывай их прошлое». Что-то подобное он и выдаст. Расхлебывать прошлое придется всем миром.

А вот кому следовало бы побеспокоиться, так это улыбчивым западным чиновникам, готовым спасать Лукашенко, потому что он бедненький такой, беспомощный, на него Россия давит, и весь цивилизованный мир просто обязан его поддержать и помочь укрепиться. Чтобы продержался еще лет двадцать – ради стабильности в регионе. Пусть имеют в виду на всякий случай, что вместе с ним они будут поддерживать не только толпу коррупционеров, не только армию плюющих на законы силовиков, не только ермошинский «Балаган лимитед», но и эскадрон смерти численностью почти тысячу человек. И не говорят потом, что их никто не предупреждал.